Пастырское послание высокопреосвященного Иоанна, архиепископа

Номер протокола: 19,046

Возлюбленные во Христе, Отцы, Братья и Сестры,

Со времени решения Священным Синодом Константинопольского Патриархата от 27 ноября 2018 года об отмене томоса, подписанного в 1999 году, предоставивший нашей Архиепископии каноническую связь с Вселенским престолом, я не переставал защищать наши общины от «канонического подчинения» (Указ от 12 января 2019 г.), которое просто на просто упраздняло архиепископию, созданную блаженной памяти митрополитом Евлогием.

Это решение потрясло нашу архиепископию, которая мирно жила почти 90 лет под омофором Константинопольского Патриархата, под которым я сам возрастал и служил до сегодняшнего дня. В течение прошедших десяти месяцев мы вместе искали будущее для нашей Архиепископии, и чрезвычайная Генеральная Ассамблея от 23 февраля дала нам очень четкий мандат: 93% делегатов решили не распускать нашу Архиепископию. Мы работали не покладая рук. Но на следующий день после общего собрания 7 сентября сего года, которое оставило нас в немалом смущении из-за наглости и разрушительной силы некоторых из нас, я со смиреним думаю что мы должны признать, что мы ввели себя в заблуждение. Я снова просмотрел наши уставы. Наши статуты организуют жизнь нашей Архиепископии и защищают нас. Но нужно сказать, что они не являются ее фундаментом. Наша Архиепископия имеет целью исполнение и координацию богослужений в соответствии с православным обрядом греко-российской традиции в соответствии с священными канонов Православной Церкви и решениями Московского Собора 1917-1918 гг. Наши уставы организуют и позволяют материально осуществить наше пастырское служение. Они позволяют решать основные и органические проблемы деятельности нашего духовенства, его состав, его ресурсы, выборы епископов, его собрания, его органы правления и его возможный роспуск архиепископии. Но они не регулируют пастырское служение. Они также напоминают, что сакраментальная связь между архиепископией и архиепископом является существенной.

Дорогие Отцы, возлюбленные Братья и Сестры!

На пастырский вопрос невозможно ответить буквой закона. Мы не можем «вертеть», или, точнее, извращать наши уставы, в которых ничего не говорится о том, может ли общее собрание принять решение о каноническом подчинении. Если общее собрание имеет власть изменить устав, оно не может решить пастырский вопрос о каноническом подчинении. В церквях-сестрах епископ один решает такой вопрос. В нашей архиепископии нами руководит соборность, (и я должен напомнить об этом здесь), которая возлагает на вашего архипастыря огромную ответственность за принятие окончательного решения. Разве это не архиепископ, который в наших уставах подтверждает все решения, и кто окончательно разрешает все споры, независимо от того, появляются ли они в Совете Архиепископии или на наших общих собраниях? Это так, потому что архиепископ осуществляет и является гарантом пастырского служения. Дорогие Отцы, Братья и Сестры!

Момент принятия решения настал. Теперь у меня есть все элементы, необходимые для этого выбора. Я, в духе соборности, объясню это вам.

Прежде всего о том, кто мы есть.

Наша Архиепископия не была создана Константинопольским Патриархатом. Я считаю, что это является фундаментальным в нынешней ситуации. Она была создана Московским Патриархатом в 1924 году как «Епархиальное объединение русских православных организаций в Западной Европе», по воли блаженной памяти Митрополита Евлогия в соответствии с святыми канонами Православной Церкви, Русскому церковному преданию, а, также и в соответствии с решениями Московского Собора 1917-1918 гг. В 1930 году был издан указ против митрополита Евлогия, потому что он молился за гонимую Русскую Церковь и, таким образом, стал «ненадежным». Его деятельность была определена как "крестовый поход против Советского государства". Тем самым, его обвинили в том, что он возглавил заговор и произвел раскол. 28 января 1931 года Епархиальный совет подчеркнул политический и не церковный характер этого указа. Из-за этой напряженности митрополит Евлогий попросил Вселенский Патриархат принят его «митрополичий округ» под своей омофор 17 января 1931 года. По этому случаю он получил синодальное письмо, предоставляющее ему «временный статус» экзархата Русских приходов в Европе. Этот прием в структуру Вселенского Патриархата привел к изменению статутов, которое было подтверждено Епархиальным собранием. Я думаю, что этот прецедент имеет исключительную важность.

Добавлю что митрополит Евлогий сказал по этому поводу: «Вступая на этот путь нам ясно, что мы не отделяемся от Матери Русской Церкви ... Мы берем на себя обязательство, когда настанет время представить её будущему суду все наши поступки (...). Мы продолжаем оставаться в общении веры молитвы и любви с Московским Патриархатом» (Ириникон, 8, 1931, 365). Именно этот текст позволил мне после прямого уничтожения Архиепископии Вселенским Патриархатом в ноябре 2018 года, набраться сил, чтобы противостать насилию Константинопольского Патриархата и согласиться с мыслей о возвращение в Московский Патриархат, канонический путь, соответствующий духу наших Отцов-основателей. Наша Архиепископия так жил до 1965 года, когда Патриарх Афинагор отменил ее устав под предлогом, что он «временный». Архиепископия пережила тогда эпоху канонической «невесомости» с 1965 по 1971 год. Затем ее статус был восстановлен «патриаршим письмом от 22 января 1971 года». Блаженной памяти Архиепископ Сергий счел нужным получить новый томос. В предоставленном Вселенским Патриархатом в 1999 году, новом томосе больше не упоминался его «временный» характер, что в то время успокоило духовенство и верующих и, наконец, дало каждому чувство канонической стабильности в рамках Вселенского Патриархата. Решение Священного Синода Константинопольского Патриархата от 27 ноября 2018 года об отмене Томоса 1999 года и «Акт о каноническом подчинении» патриаршим митрополиям от 12 января 2019 года, положили конец этой канонической стабильности. Эти решения окончательно привели нас к поиску пути, который положил бы конец опасным странствиям, навязанным Вселенским Патриархатом. Это заставило нас взять в свои руки наше будущее и возложить на меня, как когда-то на Митрополита Евлогия, тяжелую ответственность вас вести. Дорогие Отцы, когда я вернулся из Константинополя в ноябре прошлого года, я провел с вами собеседование, и 15 декабря 2018 года вы выразили желание остаться едиными в трудном положении, в котором снова оказалась наша Архиепископия.

Совместно с Советом Архиепископии я созвал Чрезвычайную Генеральную Ассамблею 23 февраля по вопросу о роспуске нашего Объединения в случае, если мы решим осуществить «Акт о каноническом подчинении» от 12 января 2019 года. Подавляющее большинство (93% голосов) отказалось от этого роспуска, и вы, дорогие Отцы, попросили меня, найти каноническое решение, поскольку мы признали разрыв, не приняв требования Священного Синода. Совместно с Советом Архиепископии и ценой значительных финансовых жертв мы встретились с Русской Зарубежной Церковью, которая не оправдала наших ожиданий об автономии, с Американской Православной Церковью, которая отвергла любую возможность канонической связи с ней. Мы вступили в диалог с митрополитом Иосифом и Румынской Церковью, которые тоже не дали положительного ответа на нашу просьбу. Я хотел бы подчеркнуть это, потому что на нашей последней встрече утверждалось, что Румынская Церковь будет возможным решением для нашей Архиепископии в целом. Это неверно. Митрополит Иосиф очень ясно дал нам понять, что у него нет возможности канонически принять нашу Архиепископию, а лишь только те церкви и приходы, которые желают этого по отдельности, при возможности в будущем объединиться в структуру, которую следует еще определить. Это подразумевает смерть нашей Архиепископии. Нам же четко поручили сохранить её в целостности. Я оставался в контакте с митрополитом Иосифом до дня нашей Генеральной Ассамблеи. Но нет никакой возможности сохранить нашу Архиепископию внутри Румынской Церкви. Этот путь окончательно нам закрыт.

Что касается Вселенского Патриархата, то делегация Совета Архиепископии дважды посещала Константинопольский Патриархат, чтобы попытаться пересмотреть наше положение. Этой делегации было сказано, что мы с Патриархом должны найти возможность изучить этот вопрос для его решения. Я встретил Патриарха Варфоломея 17 августа. Но последний не подал никакой надежды увидеть иное решение, кроме принятого 12 января 2019 года, а именно роспуск Архиепископии. Это было еще раз подтверждено непосредственно перед нашим последним Общим Собранием.

Повторю: нам поручено сохранить Архиепископию. Наконец, после первого контакта с Московским Патриархатом, который внимательно следил за ситуацией, совместная комиссия стала работать над проектом воссоединения с Московским Патриархатом, определяя особый статус автономии, гарантирующий нашу специфику. наш способ работы и обеспечение будущего для нас благодаря возможности скорого выбора новых викарных епископов. «Проект прошения о воссоединении», разработанный совместно с Московским Патриархатом, представленный на внеочередной Генеральной Ассамблее 7 сентября 2019 года, позволяет сохранить нашу Архиепископию, гарантируя и даже расширяя ее автономию. Это единственный проект, который позволяет нам сохранить то, кем мы являемся.

Возлюбленные Отцы, Братья и Сестры!

Мы изучили все возможные пути. Я должен напомнить вам, что мы не находимся в особенно благоприятных условиях, когда у нас было бы достаточно времени для размышлений, так как увеличились попытки дестабилизации, такие как известные всем указы, присланный мне канонический отпуск, которого я никогда не просил, и назначения местоблюстителя, которого также никто не просил. Всё - в совершенно незаконных рамках. Вот почему отец Георгий Ашков, который сделал предложение пересмотреть наши уставы, (что я считаю необходимым в будущем), сам счел неуместным на сегодняшний день такой пересмотр.

Сознавая вес этих давлений и напряжений, я созвал Внеочередную Генеральную Ассамблею 7 сентября сего года. Я не «воспользовался» чрезвычайностью положения. Чрезвычайность была и есть. Я созвал эту Внеочередную Генеральную Ассамблею как продолжение той, которая состоялась 23 февраля, потому что в конце заседания мы стали обсуждать наше будущее, и я обещал вам продолжить это обсуждение.

Конечно, в конце голосования (я не буду повторять здесь, что оно не имеет законного веса, потому что решение об изменении канонического общения является пастырским решением), не хватило пятнадцати голосов для большинства в две трети поддерживающего предложенное решение. Но нужно сказать, что среди тех, кто яростно выступал в прошлую субботу против проекта канонического общения, были священнослужители, которые просили у меня (а некоторые даже и получили), канонический отпуск и поэтому не имели причины присутствовать и голосовать. Тем не менее, более 58% голосующих делегатов попросили своего Архиепископа покинуть Вселенский Патриархат и присоединиться к Московскому Патриархату. Более того, мы должны задать себе вопрос кто из 41 % проголосовавших против этого проекта канонического подчинения, на самом деле хотел остаться в Вселенском Патриархате. Сколько были прельщены решением вопроса, которое не являлось таковым?

Со дня нашего последнего собрания каждый день наше духовенство, наши пастыри, наши миряне меня просят решить этот вопрос. Теперь я должен принять решение, потому что мои пастыри в подавляющем своем большинстве просят меня не только покинуть Константинопольский Патриархат, но и присоединиться к Московскому Патриархату на условиях, которые мы определили. Мы не можем продолжать поминать патриарха, с которым не позднее 7 сентября каноническая связь была разорвана большинством нашей Архиепископии. Эта ситуация просто невыносима. Я обещал вам, что мы не бросимся в авантюру «церковной автономии», так как она не является канонической. В отличие от 1965 года, мы не можем продолжать в таком состоянии, так как каноническая связь с Вселенским Патриархатом нарушена, поскольку голоса наших членов, наших общин, которым я должен уделить все свое внимание, говорят мне, что мы должны искать иное каноническое общение, которое было определено. Те, кто говорит нам, что мы можем оставаться такими, какие мы есть, сознательно игнорируют этот голос, который является голосом соборности.

Я обязан найти путь мира, и наша Генеральная Ассамблея этому обязывает меня. Кроме того, в отсутствие на нынешний день епископского совещания, и после консультации с благочинными и многими священниками, как действующая глава нашей Архиепископии, я решил сегодня поставить себя и нашу Архиепископию в каноническое подчинение, предложенное Московским Патриархатом для удовлетворения потребностей общин, которые её составляют. В грядущее воскресение я буду поминать Его Святейшество Патриарха Московского Кирилла, и я приглашаю всех священнослужителей продолжать поминать меня как прежде.

Я знаю и понимаю историческое нежелание некоторых. Я имею в виду, в частности, многих наших дорогих отцов, братьев и сестер в Объединенном Королевстве. Раны глубоки. Они существуют также среди наших общин на юге Франции из-за юридических споров, над которыми я тружусь с самого начала, чтобы положить им конец. Тем не менее, пришло время не забывать, а идти вперед.

Я обещал вам что я вас не брошу. Я сдерживаю свое обещание и смиренно прошу вас поминать меня в своих молитвах. Я прошу прощения у тех, кто пострадает от решения, которое я принимаю, по своей совести, как гарант пастырского служения.

† Иоанн, архиепископ глава Епархиального Управления Православных Русских Ассоциаций в Западной Европе

Париж, 14 сентября 2019 г.

PDF - 67 kb
Retour haut de page
SPIP